Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, не спасется
Комсомольская правда

Первый заместитель редактора отдела политики газеты «Комсомольская правда»

В отношении потерпевших по уголовному делу Григория Грабового вопросы начинаются с самого начала их появления. Первым потерпевшим по делу стал журналист «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин. Именно он с третьего захода в прокуратуру, изменив свои показания, стал инициатором возбуждения уголовного дела.
Какой из него потерпевший убедитесь сами.

Унижением чувства национального достоинства и разжиганием экстремистской вражды и ненависти между национальными и иными социальными группами этот тип занимается с самого начала своей славной работы в «Комсомольской правде». У читателей, наверное, надолго остались в памяти его статьи: «Россия – злобный немытый зверек» от 02.04.2003 года, «Не нужны нам гости, пышущие злостью!» от 01.02.2005 года, «Туркменбаши объявил русских вне закона?» 27.06.2003 года, «…Быть русским – значит быть антиамериканцем» от 25.03.2003 года, «Россияне полюбили евреев, но раздражены кавказцами» от 15.08.2005 года и другие. В статье «Не пугай воров – фашистом станешь!» от 28.03.2009 года, В. Ворсобин заходит еще дальше и формирует ненависть к антифашистам, да так что правозащитники сами звонят в милицию с просьбой оградить их от угроз журналиста.

Особые чувства ненависти к религии и к православной религии в частности Владимир Ворсобин, по-видимому, испытывает давно. Чего только стоят его публикации, вызвавшие всплеск религиозной розни в стране. Так, например, статья «Я мусульманин. Но крест на гербе не троньте!» от 08 декабря 2005 года накалила до предела отношения христиан и мусульман, стравив их в вопросе символов государственной атрибутики. Пренебрежительное отношение к религии, способствующее разжиганию межрелигиозной розни усматривается даже в самих названиях его публикаций «Святые мощи исцеляют?» от 13.02.2003 года, «Лики демонов над элитным поселком...» от 03.02.2003 года, «Десять заповедей православного бизнесмена» от 05.02.2004 года.

В полной неприкрытой красе свое чувство ненависти к Христианству у В. Ворсобина раскрывается с апреля 2005 года, когда он начинает публиковать лживые сведения о Г. Грабовом и глумиться уже над основным символом христианской веры – символом в воскрешение. 01.12.2005 года выходит в свет его статья «Как я пытался посадить Григория Грабового», где он на всю страну продолжает свое надругательство над памятью погибших детей в Беслане и продолжает лгать про Г. Грабового. В этой статье В. Ворсобин заявляет, что «12 процентов россиян не исключают возможности воскрешения из мертвых. То есть каждый восьмой из нас – потенциальный клиент Грабового». Таким образом, уличая Г. Грабового в преступлении, В. Ворсобин делает вывод, что православные христиане, верующие в воскрешение это или больные люди или заблуждающиеся, антисоциальные элементы, то есть он открыто и публично попирает Конституционный принцип свободы совести и вероисповедания и осуществляет дискриминацию людей по отношению к православной религии (ст. 136 УК РФ). На допросе 24 октября 2007 года он подтверждает свое мнение и на вопрос адвоката Макарова: «В данной статье имеется фраза о том, что 12% россиян не исключают возможности в воскрешения из мертвых. Это, по-Вашему, связано с верой, с психическими заболеваниями, с религиозными убеждениями этих людей?», В. Ворсобин отвечает – «Все эти причины порождают эти 12%. Плюс играет роль уровень образованности. Чем более человек образован, тем меньше риск попасть в число этих 12%». Выступая в самом массовом печатном издании страны против религии и веры в воскрешение, В. Ворсобин на основе своих лживых сведений о якобы данных Г. Грабовым обещаниях воскрешения детей Беслана, в преступном сговоре с отдельными сотрудниками прокуратуры становится так называемым потерпевшим.

06.10.2005 года В.В. Ворсобин подал в прокуратуру ЦАО города Москвы Павлову И.Н. заявление о преступлении Г.П. Грабового, где сообщает: «Прошу Вас привлечь к уголовной ответственности гражданина Грабового Григория Петровича, который 20 сентября 2005 года путём мошеннических действий, выраженных в якобы проведённом воскрешении фотографии несуществующего человека похитил у меня денежные средства в сумме 39000 рублей, чем причинил значительный материальный ущерб» (Том 2 уголовного дела № 376062).

Таким образом, смонтировав на компьютере фоторобот из нескольких лиц, В. Ворсобин идет на образовательный семинар к Г. Грабовому, участвует в нем, получает разработанный по ноу-хау Г. Грабового оцифрованный диск, и при индивидуальной встрече, показывая на фотографию, просит рассказать о так называемом сводном брате, то есть как о человеке, который погиб. По сути, не веря в воскрешение, или, как он выражается, «с целью проверки данных» В. Ворсобин осуществляет глумление над верой в воскрешение, что по уголовному кодексу России квалифицируется как экстремизм в виде разжигания межрелигиозной розни. В последствии, во время судебного разбирательства он демонстрирует аудио-кассету на которой слышны голоса сначала на улице, потом в одном помещении, потом в другом, и в конце кассеты неразборчивая беседа якобы с Г. Грабовым. Смонтированная запись, как пояснил В. Ворсобин состоит из нескольких записей, включая встречу с Григорием Петровичем. Суд ничтожесумнявшись признает эту запись подлинной, отказывает стороне защиты от экспертизы и исследования этой кассеты и постановляет в приговоре суда от 07 июля 2008 года срочно уничтожить ее, видимо, заметая следы своей преступной деятельности.

Интересно, как суд мог признать В. Ворсобина потерпевшим, если сторона защиты продемонстрировала суду публикации В. Ворсобина, где он открытым текстом заявляет, что он хотел посадить Г. Грабового, что он пришел к нему на семинар чтобы его уличить, то есть он и не думал верить в воскрешение, таким образом обмана, который является обязательным квалификационным признаком «мошенничества», в котором обвиняют Г. Грабового, не было и в помине.

Если В. Ворсобин не верит Г. Грабовому, то как Г. Грабовой может его в чем-нибудь обмануть, эта логика понятна даже младенцу, но ни суду, который даже не замечает документа подписанного В. Ворсобиным, что все вопросы, касающиеся воскрешения проводятся бесплатно. Видимо имеющийся «заказ» сверху и желание выслужиться формируют патологическое желание посадить невиновного человека. Это перевешивает здравый смысл и имеющиеся факты и суд, вступая в преступный сговор с В. Ворсобиным, идет на прямое уголовное преступление и выносит заведомо незаконный приговор. Уверен, что в ближайшем будущем эти преступные действия суда вместе с В. Ворсобиным станут предметом рассмотрения прокуратуры и окончатся обвинительным приговором самим судьям. В подтверждение того, что В. Ворсобин не мог быть потерпевшим имеется еще один «железный факт». Сама эта серая личность заявляет, что деньги на индивидуальный семинар Г. Грабового он получил от редакции для журналистского расследования. Об этом он сам заявил следователю прокуратуры ЦАО по данному уголовному делу Брееву М.С.: «с целью проверки данных о воскрешении людей Григорием Грабовым», «Получив в течение 1 недели данные денежные средства (39000 руб.) в редакции газеты «Комсомольская Правда» для журналистского расследования я позвонил по указанному выше телефону» (Объяснение от 06 октября 2005 года)

Из объяснения явно видно, что В.В. Ворсобин никаких своих денежных средств не тратил, что подтверждает отсутствие материального ущерба для него. Это также свидетельствует о преступлении В.В. Ворсобина по ч.2 ст. 129 УК РФ (заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого преступления). Прошу обратить внимание на особый цинизм совершения преступления В.В. Ворсобиным. 19.09.2005 года В.В. Ворсобин подписывает Заявление о безвозмездных работах по теме «Воскрешение» Г.П. Грабовым: «С тем, что все работы по теме Учения Григория Грабового «О воскрешении» проводятся безвозмездно ознакомлен» (Том 11, л.д. 247) и, тем не менее, дает заведомо ложные клеветнические сведения о хищении у него денежных средств в сумме 39000 рублей путём мошеннических действий, выраженных в якобы проведённом воскрешении (Том 2 уголовного дела № 376062)

Таким образом, В. Ворсобин не мог быть потерпевшим априори, потому что надо сначала получить материальный ущерб, который является необходимым признаком объективной стороны преступления, а без ущерба человек в принципе не может считаться потерпевшим по Российскому уголовному кодексу. Но и тут суд «вытирает ноги об закон» и, продолжая свою преступную деятельность в сговоре с В. Ворсобиным, опускает глаза на этот факт и признает журналиста потерпевшим. Надо сказать, что сам В. Ворсобин себя потерпевшим по-настоящему не считал и не считает, что подтверждается отсутствием гражданского иска как в процессе суда, так и после него.

В интернете на одном из форумов высказано мнение, что В. Ворсобин возможно относится к секте сатанистов. Может поэтому он действительно боится воскрешения в принципе, как чуждого для этой сущности процесса, который может обернуться для него возмездием. После трехлетнего глумления этим журналистом над памятью погибших бесланских детей, я ничему не удивляюсь и верю, что и эта информация тоже может оказаться правдой.

Фрагмент из книги «Кто посадил Григория Грабового!?»