Заявление о признании политическим заключенным

исх. № 02 от 02.02.2009 года
город Петрозаводск



ВСЕМ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫМ ЛИЦАМ

ЗАЯВЛЕНИЕ
о признании Григория Петровича Грабового 1963 г.р.
политическим заключенным, подвергнутым политическим репрессиям

20 августа 2008 года группа Российских правозащитников с участием эксперта ПАСЕ, бывшего политзаключенного, адвоката М.И.Трепашкина, руководителя общероссийской организации «За гражданские права» А.В.Бабушкина, эксперта общероссийской организации «За права человека» В.В.Степанова, председателя Комитета по защите прав человека Республики Татарстан Князькина С.А., Почетного адвоката России, д.ю.н., полковника юстиции в отставке В.И.Сергеева – признала Г.П.Грабового политическим заключенным и подписала обращение в Международную Амнистию по данному вопросу.

Северо-Западный Межрегиональный общественный фонд защиты прав заключенных, проанализировав поступившую информацию о признании Г.П.Грабового политическим заключенным и полученную информацию по материалам дела Григория Петровича Грабового 1963 г.р., считает целесообразным заявить следующее.

07 июля 2008 года Таганский районный суд города Москвы вынес обвинительный приговор в отношении академика ряда российских и иностранных общественных академий Григория Петровича Грабового 1963 г.р.

Хронология событий подтверждает наличие политической составляющей по изложенному делу. Так, постановление о возбуждении уголовного дела Г.П. Грабового, было подписано 20 марта 2006 года, то есть через три дня, после проведения в Москве 17 марта 2006 года Учредительного съезда политической партии ДРУГГ, где Г.П.Грабовой был избран Председателем созданной политической партии и объявил о намерении баллотироваться на пост президента России в 2008 году. Задержание Г.П.Грабового осуществлено 05 апреля 2006 года – спустя две недели после проведения этого съезда, на котором 300 делегатов представляли интересы жителей страны от 73 регионов России. Публичное намерение Г.П.Грабового баллотироваться на пост Президента РФ (ч.1 и ч.2 ст. 32, ч.3 ст. 3 Конституции РФ) обернулось для него, таким образом, судебным приговором.

Уголовного дело, по которому обвиняемым является Грабовой Г.П. было возбуждено по материалам статей, журналистов газет «Известия» и «Комсомольская правда» о якобы данном Грабовым Г.П. обещании о воскрешении детей Беслана. В соответствии с Российскими нормами права такое дело должно было возбуждаться и расследоваться по месту предполагаемого деяния, то есть в Беслане или по месту нахождения гостиницы «Звездная» (СВАО г.Москвы), где проводились научные семинары Г.П.Грабового. Однако в нарушение действующего законодательства (и это подтверждается материалами уголовного дела) предварительное расследование было незаконно и необоснованно поручено прокуратуре ЦАО города Москвы. Это, бесспорно, свидетельствует о нарушении требований закона о подследственности и производстве предварительного расследования, которые установлены ст.ст. 151-152 УПК РФ.

Данные факторы, наряду с многочисленными случаями нарушения процессуального закона при расследовании дела и его рассмотрении в суде, наряду с полным игнорированием обоснованных ходатайств, жалоб и заявлений обвиняемого и его адвокатов, подтверждают не уголовное, а именно политическое преследование Г.П. Грабового, его заказной характер, свидетельствуют о наличии уголовных репрессий за свободу слова, мысли и вероисповедания и конституционные права человека в России. В данном случае репрессии по нашему мнению проведены за выдвижение Г.П.Грабового кандидатом на пост Президента РФ.

Факты причастности Г.П.Грабового к событиям, изложенным в клеветнических публикациях, не нашли своего подтверждения, само уголовное дело было возбуждено в отсутствии события преступления и при отсутствии в деянии Г.П. Грабового состава преступления (ст. 24 УПК РФ), что также доказывает заказной характер этого дела.

В результате изложенных обстоятельств сформировалось противоправное правосудие, проведенное с грубым нарушением территориальной подсудности (ст. 32 УПК РФ) и других правовых норм. А результатом этого стало лишение Г.П.Грабового гарантированного права «на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом» (ст. 47 Конституции РФ).

Вменяя в вину Г.П.Грабовому хищение денежных средств граждан путем обмана и злоупотребления доверием, следствием и судом не добыто совершенно никаких доказательств того, что он кого-то действительно обманул, что он у кого-то украл деньги и безвозмездно их присвоил. Вменяя в вину совершение преступления в составе организованной им преступной группы, никто из этой группы ни в обвинительном заключении, ни в приговоре не назван, а в чём заключается мошенничество, не сказано. Весь приговор построен на сплошных домыслах, догадках и предположениях, что не помешало приговорить подсудимого к 11 годам лишения свободы. Кассационным определением судебной коллегии Московского городского суда 15 октября 2008 г. приговор был изменен и Г.П.Грабовой приговорен к 8 годам лишения свободы.

Как записано в приговоре, все так называемые 11 эпизодов мошенничества, вменяемые Г.П.Грабовому, «совершены при неустановленных следствием обстоятельствах… с неустановленными лицами» (стр. 1-2 приговора Таганского районного суда города Москвы от 7 июля 2008 г.). Именно такие и подобные записи делают похожим состоявшийся судебный приговор на акты внесудебных расправ эпохи объективного вменения и репрессий против политических противников прошлых времен.

В отсутствие события и состава преступления судом предприняты действия по осуждению Г.П.Грабового также и по религиозным мотивам, что вообще выходит за рамки правосудия и правового поля России и международных норм о правах человека.

В частности, по всем эпизодам обвинения суд вменяет в вину Г.П.Грабовому распространение христианской религии и веры в воскрешение. «Потерпевшая… приобрела его книгу, прочитав которую поверила в то, что возможно воскрешение людей…» (стр. 23 указанного приговора суда). Это является не только нарушением ст. 28, ч.3 ст. 56 Конституции Российской Федерации, но и ст. 9 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (свобода мысли, совести и религии), но также лишает Грабового Г.П. права свободы выражения мнения, что подтверждает нарушение ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Но суд нарушил не только право на свободу мнения, совести и вероисповедания самого Грабового Г.П., но и права десятков миллионов верующих христиан и мусульман в России. По сути, суд констатировал, что он отрицает основу Христианской и Мусульманской религии в России и осуждает за веру.

Фактически 73 региональных представительства политической партии ДРУГГ, поддержавшей политические и религиозные идеи Г.П.Грабового, были объявлены вне закона. В Уфе (Республика Башкортостан) были предприняты попытки направить регионального лидера в психиатрическую лечебницу. В Белгороде сотрудники УБЭП по инициативе УФСБ учинили погром в офисе с уголовным преследованием регионального руководителя. Подобные репрессии произошли в Томске, Москве, Калининграде, Новосибирске и других городах России.

Преступное безразличие и молчание органов государственной власти в отношении массовых нарушений прав человека и даже нежелание отвечать на тысячи обращений граждан достаточно наглядно характеризуют существующий режим России. Журналист «Новой газеты» Елена Милашина в 21 номере газеты от 27 марта 2008 года прямо заявляет: «…"добро" на арест Грабового два года назад было получено у самого Владимира Путина».

В настоящем политическом преследовании было продемонстрировано тотальное использование государственных СМИ для распространения клеветы в отношении Г.П.Грабового и матерей Беслана, невзирая на письма и выступления общественной организации «Матери Беслана» в подтверждение того, что Грабовой Г.П. никогда не приезжал в Беслан и никогда не давал никаких обещаний родственникам пострадавших от терракта 1-3 сентября 2004 г. (в том числе не давал и обещаний воскресить кого-либо). Распространение этой клеветы и осуждение Грабового Г.П. фактически за эту распространённую о нём ложную информацию стало отличительной чертой данного дела.

Приведенные юридические факты и хронология событий подтверждают, что судебное преследование Грабового Г.П. состоялось в Таганском районном суде города Москвы по политическим и религиозным мотивам. Это судебное преследование носит характер политических репрессий за конституционные права и свободы и свидетельствует о грубом нарушение Конституции РФ и международного права при осуществлении уголовного судопроизводства.

На основании изложенного, всесторонне изучив имеющиеся материалы и факты по изложенному делу, Северо-Западный Межрегиональный общественный фонд защиты прав заключенных признает Григория Петровича Грабового 1963 года рождения политическим заключенным подвергнутым политическим репрессиям.

Призываем общественные и правозащитные организации вступить в защиту нарушенных прав политического заключенного Г.П.Грабового для восстановления справедливости и обеспечения конституционных правовых принципов нашего государства.

Управляющий Северо-Западного Межрегионального общественного фонда защиты прав заключенных
В.Г. Маковей