Постановление об условно-досрочном освобождении
Уголовно-процессуальный кодекс РФ

28 апреля 2010 года Березниковский городской суд принял решение об условно-досрочном освобождении Грабового Григория Петровича

Судья Березниковского городского суда Пермского края Ефремова Г.Н., с участием заместителя прокурора Березниковской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Пермского края Тимофеева Ю.Н., представителя администрации учреждения ИК-38 ГУФСИН России по Пермскому краю начальника отряда Агапова И.Б., защитников Конева В.Г., Залесова В.В., Егеревой Е.Б., рассмотрев в судебном заседании ходатайства осужденного Грабового Г.П. и адвоката Конева В.Г., Трепашкина М.И. принял Постановление об условно-досрочном освобождении Грабового Григория Петровича.

Ходатайство об условно-досрочном освобождении поступило от его адвокатов. Судебное заседание состоялось без личного участия Грабового Г.П., но в присутствии его двух адвокатов, представителя администрации колонии и надзирающей прокуратуры. Как прокурор, так и представитель администрации колонии были против удовлетворения ходатайства, мотивируя свое несогласие тем, что Грабовой Г.П. в ИК-38 находится непродолжительное время и сделать вывод об исправлении осужденного не представляется возможным.

Защитники Грабового Г.П. аргументировали его освобождение тем, что их подзащитный за период отбывания наказания зарекомендовал себя с положительной стороны, отбыл необходимую часть наказания для условно-досрочного освобождения, имеет троих детей и престарелых родителей, которые нуждаются в его помощи, кроме того, иски и штраф на 750 тысяч рублей в доход государства погашены им в полном объеме. А тот факт, что осужденный отбывает наказание в ИК-38 непродолжительное время, не может служить основанием для отказа в условно-досрочном освобождении.

Суд, заслушав участников судебного разбирательства и проверив представленные материалы, в том числе и характеристику из ныробской колонии, где Грабовой «являлся председателем секции досуга, клуба и библиотеки, к порученной работе по благоустройству относился добросовестно, замечаний со стороны администрации не имел, принимал участие в общественной жизни отряда, работал над повышением образовательного уровня, с администрацией учреждения вежлив и корректен, поддерживает отношения с положительной частью осужденных, имел взыскание, которое в настоящее время погашено, в связи с чем не может учитываться при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания Грабового Г.П.», принял решение удовлетворить ходатайство его защитников, поскольку «суд пришел к выводу, что Грабовой Г.П. не нуждается в дальнейшем отбывании наказания».

Постановление суда входит в законную силу спустя 10 дней после его провозглашения, то есть 08 мая 2010 года, если не будет обжаловано одной из сторон судебного разбирательства. Как стало известно позже, под вечер 06 мая краевая прокуратура решила не обжаловать решение суда. «Нет юридических оснований. Он отбыл половину срока, не имел взысканий, а также возместил моральный ущерб потерпевшим по уголовному делу», – сообщило агентство «Интерфакс-Поволжье» со ссылкой на заместителя прокурора Березниковской прокуратуры по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях Юрия Тимофеева. По его словам, Грабовой Г.П. покинет колонию в пятницу, 07 мая 2010 года.

Однако утром 07 мая стало известно, что «прокуратура направила кассационное представление в Березниковский суд на решение об условно-досрочном освобождении Грабового Г.П. для рассмотрения в последующем в Пермском краевом суде», – сообщает «Интерфакс» со ссылкой на прокурора Березниковской прокуратуры по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях Станислава Колесникова. По его словам, «изучив дополнительные материалы, прокуратура посчитала, что решение об освобождении Грабового было необоснованным». Березниковская прокуратура по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях должна была подать кассационное представление на решение суда об УДО Грабового до 07 мая 2010 года включительно, но ранее заявляла, что не намерена это делать.

Адвокат Григория Грабового Вячеслав Макаров высказал свое мнение относительного того, как и почему прокуратура изменила свое решение.

Вячеслав Макаров: Я думаю, это решение связано исключительно с общественным резонансом, который вызван публикациями в СМИ. Это, конечно, право прокуратуры, но в целом это странный и непонятный для меня шаг. Вчера они еще не думали подавать кассацию, а сегодня отчего-то приняли такое решение. Полагаю, это условно политическое решение. Не исключаю, что оно может быть принято под давлением вышестоящих организаций. Может быть, под давлением местной администрации. Дескать, как бы чего не вышло, давайте-ка подстрахуемся – давайте-ка подадим на всякий случай кассацию.

Я лично думаю, что это именно так – шумиха в средствах массовой информации повлияла на это решение в большей степени. При этом никаких объективных оснований для этого не было. Березниковский горсуд принял законное решение, учел все особенности процессуального законодательства, поведение Грабового в местах лишения свободы, его характеристику, другие материалы, которые были представлены в суд. Все-таки Березниковский суд – это достаточно известный суд, не менее известный, чем Басманный: в Березниках многие известные люди отбывали наказание. Поэтому я считаю, что решение взвешенное, правильное и обоснованное.

Корр.: С вашей точки зрения, прокуратура не имеет оснований для обжалования решения о досрочном освобождении?

Вячеслав Макаров: На самом деле, если человек не получает никаких поощрений от администрации колонии (на этом основывается кассационное представление прокуратуры), то это не лишает его права на условно-досрочное освобождение. Грабовой что должен был делать в колонии? Танцевать перед администрацией? Если человек ведет себя нормально, даже не выделяясь из основной массы заключенных, он имеет точно такое право на УДО, как и все другие. Тысячи людей ежегодно досрочно выходят на свободу в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Для этого не нужно иметь какие-то особые заслуги.

Корр.: Защита Грабового подает иск в Европейский суд по правам человека. Выходит, что вы не согласны со всеми обвинениями?

Вячеслав Макаров: Один иск мы уже подали. Сейчас мне пока неясно, будем ли мы подавать еще один в связи с новыми решениями прокуратуры Березников. Я могу сказать только одно – решение прокуратуры абсолютно необоснованное, надуманное. Точно такое же надуманное решение принял в свое время заместитель прокурора Москвы Никонов. Он предъявил Грабовому претензии, связанные с мошенничеством в отношении родственников людей, погибших в Беслане. Замечу, что уже в обвинительных заключениях, в судебном приговоре ничего подобного не было. Сторона обвинения не смогла собрать доказательства. Более того, Сусанна Дудиева, руководитель комитета «Матери Беслана», участвовала на процессе в качестве свидетеля на стороне защиты.

Корр.: Почему Грабовой постоянно переводился из одной колонии в другую?

Вячеслав Макаров: Для меня это непонятно. Вообще, перевод в другую колонию осуществляется в исключительных обстоятельствах. Например, такая мера может применяться к осужденным, которые не встали на путь исправления, неправильно себя ведут, подбивают на это других заключенных. Грабовой же вел себя абсолютно нормально. Почему он разменял уже третью колонию совершенно неясно. Тем более странным является и то, что его из Ныроба, где он находился достаточно долго – более года, вдруг берут и переводят в Березники накануне возможности досрочного освобождения. При этом никто не учитывает, что колония это не пионерский лагерь – к людям нужно привыкнуть. Мы расцениваем это как способ давления.

Корр.: Каково было отношение к Грабовому в местах лишения свободы?

Вячеслав Макаров: В заключении он достаточно терпеливо ко всему относился. На давление со стороны администрации не жаловался. Человек он спокойный, неконфликтный. В этой стране любой может оказаться на его месте.

Адвокат Григория Грабового Михаил Трепашкин высказал свое мнение в интервью Радио Свобода.

Корр.: Почему вашего клиента сначала освободили по УДО, а затем все переменилось, и он остался в заключении?

Михаил Трепашкин: Такая ситуация у нас прослеживается по всем делам, которые находятся на особом контроле у центральных чиновников, то есть из Москвы. «Дело Грабового» тоже находится на особом контроле, поэтому получается так, что вначале его отпускают, на что есть все законные основания, потом вдруг в Москве решают, что его отпускать нельзя, и начинается определенное давление на местных судей и прокуроров. Прокурор никаких претензий к Григорию Петровичу не высказывал, и все было в соответствии с законом.

У Грабового нет наказаний. Что касается поощрений, с помощью которых осужденный «должен заслужить УДО», – дело в том, что Григорий Петрович Грабовой длительное время находился в следственных изоляторах, пока шли следствие и суд. Как можно заработать поощрение, находясь в следственных изоляторах? Я это на собственной шкуре испытал и хорошо знаю. Почему? Потому что там при выполнении всех требований, которые предъявляются к подследственным, невозможно ничего заслужить. Руководители изолятора говорят: «У нас не предусмотрено за что-то объявлять благодарность. Вот мы вам пишем положительную характеристику, этого достаточно». В законе нет такого, что требуются именно активные действия, что нужно получить поощрения. Тем не менее, прокуратура на это указывает. Это незаконное требование. Нельзя предъявлять каких-то дополнительных требований, кроме тех, которые есть в законе. Но когда нужно человека оставить в заключении, такие требования начинают вырисовываться.

Грабовому действительно было когда-то объявлено взыскание. Оно в соответствии со статьей 117-й УИК Российской Федерации давно снято, и там черным по белому написано, что в таком случае человек считается не имеющим взыскания. Но прокурор обратил внимание (я так думаю, что под давлением из Москвы), что когда-то взыскание было, а значит, надо считать, что оно имеется.

Корр.: А не мог ли на решение прокурора повлиять тот общественный резонанс, который случился сразу же после того, как было объявлено о том, что Грабовой отпускается по УДО?

Михаил Трепашкин: Совершенно верно, это тоже сыграло свою роль. Но прежде всего на это обратили внимание те чиновники, которые фабриковали дело и которые были заинтересованы в его посадке. А потом уже они делают вброс информации, притом ложной, в СМИ, и на основании этой информации прокурор выносит совершенно противоположное решение.

Корр.: Какими будут теперь ваши действия?

Михаил Трепашкин: Обязательно буду обжаловать это решение, потому что все те основания, которые прозвучали со слов нового прокурора, не основаны на законе. Четко будем говорить о том, что это сделано именно под влиянием из центра. Более того, вброс, который был сейчас в СМИ, опять содержит клеветническую информацию, противоречащую приговору. Опять прозвучало, что якобы он обещал матерям Беслана оживить детей. Я такого заявления от матерей Беслана не видел, ни одного подобного эпизода ему не вменяется, будто бы он пытался обмануть матерей Беслана. Я беседовал с Сусанной Дудиевой, Эллой Кесаевой, и ни одна из них не сказала, что он кого-то обманул или с кого-то взял деньги. Наоборот говорят – дал денег.