Критерий истины - практика
Клетки

В Защиту. Журналистское расследование уголовного дела N 376062 "по мошенничеству" Грабового

Андрей Игоревич ПОЛЕТАЕВ - доктор физико-математических наук, биофизик, профессор, Институт молекулярной биологии РАН, город Москва

Корр.: Андрей Игоревич, есть факты, подтверждающие возможность тех явлений, о которых заявляет Г.П.Грабовой, и тех технологий, которые он предлагает?

Андрей Полетаев: В течение 6 лет я наблюдал за результатами, а также занимался различными экспериментальными исследованиями в русле развития тех технологий, который предлагает Григорий Петрович. В том, что я наблюдал, не заподозришь обмана, ни умышленного, ни другого какого-нибудь. Достоверные факты говорят сами за себя, например, произошла регенерация хирургически удаленного органа или нет. Или же – безнадёжный больной (по мнению официальной медицины) оздоровился или не оздоровился. Есть медицинские документы, свидетельские показания, результаты повторной диагностики документированные различными солидными медицинскими учреждениями. Здесь речь идёт и о приборной диагностике, и о биохимической диагностике, всё это есть в архивах. Должен сказать, что таких случаев, по крайней мере, с которыми я знаком, не десятки – сотни.

Были случаи, когда человек, пройдя регенерацию, приходил к врачу, тому самому, который удалял у него орган, чтобы засвидетельствовать наличие нового, появившегося органа. У врача – шок. Вот, говорит, гипоэхогенное образование я вижу, а про орган не могу сказать, потому что я сам его удалял. Ему психологически трудно признать, что этот орган виден с помощью ультразвуковой диагностики. Врача можно пожалеть, ведь его учили, что такое невозможно… Иногда, чтобы просто этот факт освидетельствовать приходилось идти для обследования в другие диагностические Центры, к нескольким врачам, к тем, которые не были знакомы с предысторией. Давайте рассуждать логически, если с помощью технологий сознания можно производить регенерацию какого-либо одного органа, то надо логически полагать, что это можно сделать и со вторым, и с третьим и далее. Хочется надеяться, что, развив эту технологию, можно вообще восстановить тело человека, его органы «обновить», и тем продлить ему жизнь, или, если идти дальше – можно сделать её практически вечной. Это гипотеза, опирающаяся на факты реальной регенерации органов. Конечно, это вопрос не одного дня, это вопрос будущего направления развития той же медицины. Это будет, поскольку допускают это медики или не допускают, факты свидетельствуют о реальности регенерации с помощью технологий сознания. Особенно важно здесь то, что заниматься самовосстановлением организма должен каждый сам – со стороны «никто не даст нам избавления» от нашей болезни. Помощь и обучение получить можно, но восстанавливаться – дело лично каждого. Это новое и очень важное представление!

Результат получить можно, но не так, как хотел, к примеру, господин Ворсобин. Пришёл, отдал по договору через сберкассу 39.100 рублей за то, что было написано в подписанном им договоре, а потом требует другое – воскрешение фоторобота. Хотелось бы, чтобы наш герой журналистской провокации был юридически логичен. Кто ему обещал осуществить воскрешение? И вообще, откуда он взял, что Грабовой лично занимается воскрешением? На эти вопросы он в своих статьях не отвечает. Похоже, что он пошел на поводу у слухов.

Эта провокация использует дремучую невежественность людей и их доверчивость. При этом она порождает фактически преступление как против одного человека, так и против всех сразу. Я не говорю об оскорблении религиозных убеждений людей, поскольку возможность воскрешения является предметом догматическим для многих мировых религий.

Да, Грабовой утверждает, что воскрешение возможно и что он даёт технологии реализации этой возможности, а работать человеку необходимо самому. Я сам слышал это из его уст. Утверждает без пафоса, по-деловому, без эмоциональной окраски. Он утверждает, что, по сути, воскрешение – это путь человека и человечества к достижению состояния более высокого, чем-то, которое сегодня нам доступно.

Корр.: А возможно В. Ворсобину в реальности увидеть фоторобота, которого он создал? Если да, то при каких условиях?

Андрей Полетаев: Думаю, что у Ворсобина есть как минимум две возможности. Во-первых, увидеть, скажем, на улице лицо, похожее на порождение «Фотошопа». Это событие маловероятно, но возможно. Вторая возможность – увидеть своего «брата» во сне. В этом случае, я бы посоветовал Ворсобину побыстрее проснуться. Сам журналист мне не симпатичен, но гуманности я не чужд.

Корр.: За счёт чего возможна регенерация человека?

Андрей Полетаев: Технология управления сознанием позволяет активизировать стволовые клетки, из которых, как мы теперь знаем, строятся любые ткани и органы нашего тела. И это замечательное приобретение. Отпадает необходимость в использовании сверх дорогостоящих технологий трансплантации и регенерации органов, которые сейчас разворачиваются в медицине, создании весьма дорогих банков клеток пуповины крови и многом другом. Ведь то же самое можно делать простым, естественным путём, поскольку экспериментально показано, что стволовыми клетками, как и многими другими процессами в организме, человек может управлять посредством своего сознания.

Пока официальная медицина не хочет в это верить и принимать, и будет противодействовать. Подчеркиваю – пока. Новое, как правило, пробивается в жизнь, преодолевая сопротивление. Тому есть множество примеров из истории науки. Думаю, что практически мыслящие медики скоро осознают эти новые возможности и не догматично займутся их освоением, разработкой и доработкой… Пока продемонстрирована лишь принципиальная возможность, а настоящей научной работы ещё край непочатый.

Если говорить о возможности «вечной» жизни, то ведь любой факт улучшения здоровья – это есть продление жизни, и это шаг к жизни вечной. Это раньше считалось, что люди умирают от смерти. На самом деле, они умирают от накопления болезней, иногда мелких, иногда более крупных, но от болезней, тех или иных неполадок в организме. И если есть средства эти неполадки устранить, то это и есть технологии движения к вечной жизни. Конечно, здесь уместен вопрос, о жизни какого качества идёт речь? О жизни активной, творческой, полезной, радостной или же просто – о продлении скромного «растительного» существования тела. Будем считать, что это – тема для отдельного рассмотрения.

Технология регенерации в общей терминологии мы называем психосоматической технологией. То есть, это влияние психики, психологических установок на физиологическое состояние нашего здоровья. Когда говорят о том, что у больного человека в прошлом были какие-то неправильные шаги и поступки, на их основе сформировались устойчивые психические стереотипы и комплексы и, что их нужно исправлять, то это чистая психосоматика. Я бы рискнул сказать, что технология регенерации это – активная психосоматика или созидательная психосоматика.

Корр.: На Ваш взгляд, почему научные идеи Григория Петровича не поддерживаются официальной наукой и с чем связан Ваш интерес к его Учению?

Андрей Полетаев: На мой взгляд, вопрос не в идеях. Научные идеи можно выдвигать самые разные. Весь вопрос в практике. Как сказал наш классик, практика – критерий истины. И если на основании практик люди обретают здоровье, если прогнозы, которые даёт Григорий Петрович совпадают с событиями, значит, надо заинтересоваться теми знаниями, которые он даёт.

И если что-то работает, давайте, для начала этим просто без предвзятости заинтересуемся, а если это не понятно, давайте потрудимся, чтобы это попытаться понять. И когда кто-то говорит, что Григорий Петрович сумбурно высказывается, что он противоречит официальной науки, то у меня сразу возникает вопрос, а Вы пробовали, не будучи специалистами, сразу изучать вопрос квантовой механики? Ведь эта область также была принята не сразу научным миром. Уместно вспомнить горестное высказывание Макса Планка о том, что новое знание не осваивается учеными, а просто носители старого знания вымирают и тем освобождают простор для нового.

Я думаю, что у большинства людей попытка понять основы квантовой физики вызовет большое разочарование и большое напряжение умственных сил. Учение Григория Грабового более всеобъемлюще, чем просто физика, это – система новых знаний о Мире, в котором мы живём. И его знания, на мой взгляд, будут лежать в основе будущей научной парадигмы. Со временем, наверное….

Почему я говорю это с такой уверенностью? Потому что я набрал как свидетель уже достаточно много фактов, я сам был свидетелем многих фактов. Поэтому лично у меня не вызывает сомнения, что научная картина мира будет пересмотрена в ближайшем будущем. Но пока, большая часть людей воспитана в идеологии материализма, притом – механистического материализма. Считается, что есть материя как единственная реальность, над материей – сознание, а всё остальное – это уже производное этой базовой конструкции.

Григорий Петрович представляет мир совсем по-другому, и его практические результаты показывают, насколько его представления в практическом плане работают лучше, что парадоксально для материалистической веры. Я говорю и про сферу медицины, и его прогнозы техногенных катастроф. Кроме того, считаю, что система знаний и этики, которую он старается передать людям, способна сделать человека обыденного ЧЕЛОВЕКОМ в лучшем смысле этого слова, то есть сделать человека гармоничными и счастливыми, потому что счастье – это награда за то, что мы что-то поняли и идём в правильном направлении.

Поэтому, я считаю, что сейчас беда состоит в том, что те, кто называют себя учёными, просто не хотят видеть факты. А те, кто не называет себя учёными, просто верят тому, чему их научили в школе. Григорий Петрович видит дальше, считаю, что он – носитель знаний будущего. Вспомним опять, что новое всегда приходит через борьбу со старым и отжившим, особенно это касается новых идей, нового мышления, новых открытий, ломающих привычные стереотипы, не говоря уже о базовых представлениях.

400 лет назад мы видели, что когда нарождалась позитивистская наука, она нарождалась в борьбе со схоластическими знаниями, которые культивировались в университетах по всей Европе. Так что история повторяется, история фрактальна и не будем драматизировать нынешнюю ситуацию. Всё равно будущее наступит, будущее откроет другие перспективы и другие ресурсы познания и счастья.

Корр.: В чём, на Ваш взгляд, заключается смена научной парадигмы? В смысле, какие фундаментальные установки меняются?

Андрей Полетаев: Если последние четыре столетия наука боролась за то, чтобы выстроить картину Мира от материи вверх к сознанию, то сейчас, сознание – материя должны выступать хотя бы равноправно в этой картине Мира, и ни одна часть коромысла не должна перевешивать другую.

На мой взгляд, сегодняшние научные представления о Мире уже потому несовершенны, что не могут объяснить великое множество явлений и достоверных фактов. А раз так, то строить на их основании их какую-то картину Мира – это не перспективное занятие. Поэтому, лучше честно это признать и привлекать для объяснения новые концепции. Если и этих концепций будет мало – привлекать другие. Так, примерно, и развивается наука. Будем спокойно относиться к этому. Такой подход мне ближе, я человек не религиозный, не сторонник догматов, я не придерживаюсь никакой веры, в том числе и материалистической, конечно, кроме веры в честные знания и в добрые гармоничные отношения. Это я отвечаю свом коллегам, которые обсуждают, что я был раньше нормальным «своим», а теперь тронулся умом…

Повторяю, единственное, во что мне сейчас хочется верить, так это в человеческие возможности познания. На мой взгляд (и этот взгляд, как мне представляется, совпадает с Учением Григория Грабового), в основе всех походов, в социуме, в политике, в науке, в образование, в здравоохранение должен стоять ЧЕЛОВЕК и интересы его развития.

Человек – это не есть паровоз, у которого в наличие только какие-то механизмы, и если что-то сломалось, то нужно где-то смазать, подпилить, заменить, а иначе вообще отправить на свалку, как безнадёжный элемент. Человек – это значительно более сложная, космическая система, обладающая сознанием, и это сознание может управлять и функциями человеческого тела, и окружающими событиями, в несоизмеримо большей степени, чем это возможно в рамках материалистической религии.

Надо понимать, что материализм – это тоже религия. Это вера в то, что всё выстраивается из материальных частиц и проявление сознания – это есть лишь тонкое проявление свойства материи отражать или не отображать. Это религия. Повторяю, что теперь очевидно – этот подход не позволяет объяснять многие достоверные факты и явления. Эти явления не только вокруг людей с редкими способностями, они проявляются в сфере чисто научных наблюдений. И в квантовой физике, это в психологии есть масса того, что необъяснимо с точки зрения материалистической и механистической парадигмы. А если парадигма не работает, значит, нужно сменить принципы и представления. Люди уже не раз делали такие повороты.

Корр.: Комиссия по лженауке активно выступает против Григория Грабового. Ваше мнение по поводу влияние этого органа на развитие науки в целом?

Андрей Полетаев: Комитет по лженауке занимается деятельностью двух видов. С одной стороны, сейчас, как и раньше есть много людей, которые действительно сознательно «дурят нашего брата». Они стараются использовать интуитивное ожидание легковерных людей с целью личного обогащения. Интуитивные ожидания того, что есть неортодоксальные подходы для объяснения необъясненных явлений и получения практических результатов – чаще всего в медицинской сфере… Шарлатаны выдают желаемое людьми за действительное и используют доверчивость людей в коммерческих целях. Назовём этих людей нечистоплотными.

Если комиссия по лженауке доказала, что это так, то комиссия делает нужное дело, и мы должны таких людей знать в лицо, чтобы обходить их стороной. Практическое противодействие жуликам и шарлатанам должно осуществляться в правовом поле и соответствующими органами. С другой стороны, с этой грязной водой можно выплеснуть и младенца, который в ней находится, что периодически мы и наблюдаем. Рьяность борцов с лженаукой такова, что они считают, что эксклюзивно обладают истиной в последней инстанции и могут, исходя из своих представлений о Мире, судить о том, что бывает, а что не бывает, что возможно, а что – нет. Считаю, что это рвение может принести и вред. Грань здесь тонка.

К счастью, жизнь построена таким образом, что факты происходят в независимости от желания членов Комиссии по лженауке. И если эти факты достоверны, точно документированы и зарегистрированы, если они воспроизводятся, то эти факты ждут просто настоящих учёных, чтобы их исследовать. Поэтому Комитету по лженауке, на мой взгляд, сегодня не хватает времени и доброжелательности для совершения труда по отделению находок гения от деятельности мошенника или некомпетентного и психически неуравновешенного человека.

Корр.: Обычно физики более категоричны в своих оценках. Вам удалось выбраться из жёстких рамок материализма?

Андрей Полетаев: Похоже, что догматическим и механистическим материалистом я никогда не был. Рациональный подход к жизни я считаю правильным, иначе в науке, да и в жизни – нельзя. Если ты не закрываешь глаза на факты (достоверные факты), то увидишь многое из того, что не вписывается в сформировавшуюся научную парадигму.

На протяжении 5 дет я занимался экспериментальными исследованиями. Речь идёт о неконтактной диагностике и неконтактной коррекции здоровья – излечении. Формально, эти методы не могут быть признаны лечением в общепринятом смысле, поскольку ни лекарств, ни какого-либо физического воздействия на больного не оказывается, а излечение происходит через сознание самого больного. Результатов много и они нередко поражают.

Я могу привести много случаев, которым я был свидетелем. Это случаи, когда официальная признанная медицина признала своё бессилие, а человек, после проведение неконтактной коррекции возвращался в нормальное состояние, чтобы продолжить жить и радоваться жизни, Достаточно много случаев того, что бывшие больные сами получали знания для оказания аналогичной помощи другим. Факты таких излечений документированы медицинскими учреждениями, методами современной приборной диагностики, биохимическими анализами и другими способами диагностики. Должен сказать, что таких случаев, по крайней мере, с которыми я знаком, не десятки – сотни.

Поэтому, когда всеми уважаемый нобелевский лауреат, академик Гинзбург, обсуждая проблему лженауки, отмечает, что предметом в науке являются факты, удовлетворяющие трем критериям: достоверности, воспроизводимости и точности, если речь идет об измерении, – то я с ним естественно и полностью согласен. Имея в виду эти критерии, могу сказать, что факты, с которыми я знаком полностью удовлетворяют этим условиям, необходимым дня того, чтобы стать предметом научного изучения. Достоверные факты говорят сами за себя.

Например, произошла ли регенерация хирургически удаленного а или нет. Безнадёжно больной, лежавший в одной из центральных больниц Москвы, пошел на поправку и покинул больницу своим ходом.. Легко проверить, оздоровился он или не оздоровился. Сняли с человека инвалидность или не сняли. И когда я вижу, что ребенок радуется тому, что его «безнадёжная» мама вновь рядом с ним, то для меня этот факт не менее значимый, чем воскрешение. Восстановление здоровья через управление сознанием и воскрешение для меня близкие понятия.

Поэтому это не лженаука, это реальная практика, а наука пока отсиживается в кустах и боится признать, что она что-то не досмотрела в своей системе представлений о мире. Эти факты – нормальный предмет для изучения. На мой взгляд, долг науки – заинтересоваться и не отвергать те факты, которые не вписываются в существующую картину мира. Просто надо эту картину развивать, надо хотя бы захотеть это делать, то есть быть честными как настоящие ученые.

Корр.: Как Вы объясняете явление ясновидение?

Андрей Полетаев: Я этот термин не очень люблю, мне больше импонирует термин прямое видение, то есть видение тех или иных объектов без глаз как оптического анализатора или какого-то иного анатомического органа (системы), то есть видение объекта плотной реальности без участия глаз. Есть технологии, развивающие такие способности. Особенно хорошо раскрываются эти способности у детей в возрасте 10-12 лет, как правило, из них 80% этим овладевают с успехом.

На первом этапе, они начинают различать цвета, потом предметы. При этом должны соблюдаться определенные условия: зона наблюдения должна быть освещена либо искусственным, либо естественным светом видимого диапазона, либо инфракрасным излучение.

Почему я говорю об этих подробностях? Потому что для некоторых людей – это чудо, мистика. Считаю, что здесь нет ничего подобного, все эти феномены зависят от физики, от физических условий. Эти экспериментальные исследования активно проводились в стенах Московского Университета. Результаты зафиксированы и опубликованы. Есть и кинодокументы, приезжали и снимали эти эксперименты и зарубежные телекомпании: из Японии, Германии. Правда, у нас в стране хождения этих фильмов нет, но это другой разговор. Эти явления используются спецслужбами разных стран, а официально их существование отрицается. Интересная ситуация?

Так вот, видение материальных объектов без участия глаз – это не единственный вид прямого видения. На следующем уровне наступает видение энергетических потоков, которые сопутствуют нашим физиологическим процессам, в эзотерической интерпретации это – видение ауры. На следующих уровнях это видение распространяется на другие процессы. Я насчитал пять таких уровней, более авторитетные товарищи говорят, что их больше. То есть уровни проявления прямого видения различны, и на каждом уровне отражаемая реальность имеет разный характер. Сначала плотная реальность, затем энергетическая, далее человек имеет возможность входить во вневременную реальность.

И феноменом прямого видения я достаточно давно интересуюсь, потому что, на мой взгляд, он мне предоставляется существенным, по одной, как минимум, причине. Если такое видение можно исследовать, используя методологию физического эксперимента, и получать результаты, которые согласуются с нашими физическими представлениями, например, мы можем наблюдать дифракцию неких, совершенно новых, неописанных точно волновых носителей, мы можем наблюдать электродинамические закономерности на тех объектах, которые вообще раньше находились в зоне мистики. Раньше предполагалось, что это вообще игра воображения, бред и мистика. А это оказывается – совершенно новое направление в развитие науки.

Корр.: Концепция Г.П. Грабового, в контексте новой научной парадигмы, какое место занимает, как Вы считаете?

Андрей Полетаев: Знаете, примерно два года назад я примерно такой вопрос задавал Григорию Петровичу. Я спросил, как он представляет науку будущего? Он сказал, что очень просто – это наука будет построена на истинных знаниях – Знаниях от Создателя. Тогда я спросил: «А как Вы представляете науку переходного периода?»

Он сказал, что те люди, которые обретут доступ к истинным знаниям, они науку ортодоксальную будут переводить на рельсы этих знаний. То есть некоторое время будет такое сосуществование – расширение рамок той науки, которая уже есть. Что означает включение в неё других представлений, которые будут увеличивать её прогностическую силу.

Корр.: Сегодня много различных школ, которые говорят на эти темы, и почему собственно, Вы считаете, что только Учение Григория Грабового «О спасении и гармоничном развитии» – истинное?

Андрей Полетаев: Я повторю одно из любимых мной высказываний: критерием истины является практика. И если мы даже чего-то не понимаем, но действуя по определённой технологии, мы получаем пускай парадоксальные, но полезные результаты, то наверное, за этой технологией лежит какая-то истина. И до этой истины нужно докопаться. Тот, кто возьмёт на себя этот труд, обязательно сумеет это сделать. Затем он будет уже сознательно использовать те же самые технологии, понимая, что стоит за каждой мыслью, за каждым его действием.

А пока люди могут просто убеждаться, что эти технологии работают, и значит – делать вывод, что за этим стоит истина. Люди выздоравливают, прогнозы сбываются, Приобщаясь к Учению, связанным с развитием и гармонизацией сознания всех и каждого, люди ощущают, что жизнь становится более полной и счастливой. Я думаю, что после приобретения этих знаний они вообще более правильно и гуманно ориентированы в жизни. Вы употребили слово – только. Я не считаю себя столь догматичным. Думаю, здесь уместно вспомнить шутку Шри Рамакришны: «Собаки всего мира лают одинаково, настоящие мудрецы всего мира – учат одному и тому же».

Корр.: Если говорить о призывах Григория Грабового к спасению от глобальной катастрофы, есть мнение, что мы тем самым нагнетаем эту опасность и просто запугиваем людей.

Андрей Полетаев: Вообще, глобальная катастрофа – это очень реальная перспектива технократического пути развития человечества. Нужно спасать, потому что ресурсов Земли не так много и что-то нужно делать с этой ситуацией. «Грин Пис» недаром появился … Никто не нагнетает и не запугивает, просто надо иногда смотреть в лицо реальности. Почему слова «спасение» и «гармоничное развитие» стоят в одной смысловой связки? Потому что развитие человечества должно идти гармонично, то есть, минуя кризисные ситуации. Вот эти различные скачки, революции и фуркации различного рода – это фактически прохождение эволюционного процесса через кризисные точки. Но кризис может породить нечто позитивное, а может привести к коллапсу системы – ведь это точка нестабильности на траектории развития. Мы сейчас не очень далеки от такого состояния, когда вряд ли можно будет что-нибудь сделать, если будем продолжать жить по правилам общества потребления, и использовать ресурсы своего разума исключительно только для того, чтобы иметь побольше материальных благ и признания своей исключительности...

Григорий Петрович о таком кризисе как раз и предупреждает. Он предлагает путь, по которому этот кризис, к которому человечество в своём развитии подошло, может избежать, обойти, и притом выйти из этого состояния как можно мягче и легче.

Понятно многим, что есть угроза кризиса, есть угроза самоуничтожения человечества и притом весьма реальная. Постановка задачи заключается в том, что на первом этапе было бы очень полезно сформулировать те цели развития, цели движения человечества в целом, которые бы соответствовали нашему пониманию истины и целесообразности. Чтобы человечество двигалось не на основании равнодействующих принципов и влечений каждого человека или коллективного сознания, сформированного на основании этих достаточно примитивных архетипов, а осознанно двигалось к каким-то другим целям. Осмысленно. Об этом же писал Дмитрий Иванович Вернадский, формулируя понятие – ноосферы – сферы знания.

Ответ на этот вопрос – формулирование разумных общечеловеческих целей – необходим, чтобы выстроить вектор разумного развития. Этот вектор не очень простой, потому что сфер жизни много, да и люди все разные, в этих сферах, желательно, чтобы мы ориентировались сознательно, а не импульсивно, под влиянием каких-то неосознанных программ.

Корр.: Андрей Игоревич, как у Вас этот процесс принятия Учения Григория Грабового проходил?

Андрей Полетаев: Появление кого-то, похожего на Г.П.Грабового, я интуитивно ожидал много лет. За это время кое-что осознал через свой личный опыт и анализ. Это же нашел и в том, что даёт людям Григорий Петрович, но и ещё многое другое, выстроенное в большую систему. Учение Грабового можно освоить только практически, лично применяя его на благо всех и себе в частности. Без практического освоения оно, как и всякое знание остается на умозрительном уровне и будет без пользы и подтверждения. Как лекарство, которое стоит на полке.