Как бы с юриспруденцией и как бы с религией
Честный понедельник

Комментарий к программе «Честный понедельник» от 24.05.2010 года

– Но я вовсе не хочу общаться с сумасшедшими, – заметила Аня.
– Ничего уж не поделаешь, – возразил Кот.
– Мы все здесь сумасшедшие. Я безумен. Вы безумны.
– Откуда вы знаете, что я безумная? – спросила Аня.
– Должны быть. Иначе вы сюда не пришли бы.
Перевод В. Набокова

После просмотра передачи, с легким намеком на несвободу выбора, с темой: «Опасен ли Григорий Грабовой для общества?» хочется спросить: есть ли моральная и юридическая порядочность в отношении Грабового. Отвечу сразу: еще не открыта.

Здесь нельзя не вспомнить слова О. Мандельштама:

Мне на плечи кидается век – волкодав.
Но не волк я по крови своей…

Передача была построена таким образом, словно некая сила подталкивает тебя к тому, что мы представляем себе человека (Григория Петровича, в данном случае) таким каким он еще не был, не стал, возможно, не будет и не станет.

Передача была построена по принципу: «игры в одни ворота». Ни одного ответного «удара» с противоположной стороны. Налицо концентрация на негативном образе, так как положительные высказывания (приведенные двумя, не побоявшимися придти на передачу людьми) слышатся в гораздо меньшей пропорции, чем отрицательные.

Религия «чуть-чуть» - юриспруденция «чуть-чуть», но с абсолютной категоричностью. Выполняя эту функцию, религия целиком оправдывает характеристику, данную ей В.И. Лениным «Бог есть (исторически и житейски) прежде всего комплекс идей порожденных тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнетом, - идей, закрепляющих эту придавленность, усыпляющих классовую борьбу» (Ленин В.И. Полн. Собр. соч. т.48, с.232)

Христиански ориентированная элита выдвигает к Грабовому свои «религиозные претензии», а «юридически ориентированный потерпевший» (Сауров, кажется) знает единственный верный путь развития юридической науки в целом и в частности, как «надо правильно было рассмотреть уголовное дело Грабового».

Создается своеобразный двойной стандарт в восприятии действительности: «то, что Грабовой делает, плохо, а то хорошее, что у него получается, - не от него, а от Бога» или «то, на что он ориентируется, не может быть достигнуто в «здешней жизни», а то, что есть, - никогда не будет соответствовать требованиям «божественной правды».

Иными словами, такой взгляд приводит к тому, что Грабовой должен делать во имя Бога, но с получения санкции церкви.

И что Грабовой должен…, наверное, поставить себя в ситуацию сниженного личного выбора и деконкретизации и оказаться «априори виновным», «виновным тотально». Или он должен понять, что чтобы он не говорил, но «Закон» он все равно не исполнит.

Использовалось все, и готовые способы видения и суждения, которые сопровождают Григория Петровича (имеем в виду своеобразные ярлыки, называющие какие-то его (Грабового) существенные черты и по своему обозначающие их). Это приводит, как часто и бывает в подобных случаях, либо к социализированной вульгаризации, либо к метафизической мистификации.

Как его (Григория Грабового) только не назвали и лжеисследователем, лжеученым, лжецелителем, каким-то нелюдем, сектантом…

Однако, по словам Романа Лункина: «секта», «сектантство» и «сектанты» не имеют четкого научного определения, которое бы жестко обозначало содержание и смысл этих понятий и было бы общепринятым в светской науке. Термин «секта» и производные от него термины имеют, как правило, презрительный и уничижительный оттенок и употребляются обычно в бытовой, а иногда в политической полемике».

Да, банальность неподвластна увяданью. Как образы порою субъективны… Все думают к чему бы приложиться… Какие именно «чужие ожиданья» сей передачей оправдали?

Правда, была в передаче озвучена цитата из статей православного миссионера, о. Андрея Кураева, что «лучшие люди идут в секту». Но, разумеется, в рамках именно этой передачи, такая демократическая дискуссия была не приемлема (а то вдруг народ не «правильно» поймет).

Меня поразил вопрос для зрителей, поставленный на голосование: «Опасны ли такие целители, как Грабовой для общества» (зритель должен был проголосовать «да»/«нет»). А именно меня поразила «точность» языкового образа, вырастающая из клише «такие целители».

Какие? Лидеры, «сдвинутые» на сексуальной почве, ставшего уже нарицательным «Богородичного Центра», сейчас вроде «Церковь Божьей Матери Державной», (использование элементов оккультизма) или «Белого Братства» (чистый оккультизм) выдвигающие рассуждения на сексуальные темы, показывая все неисчислимые тонкости и сложности этих отношений, которые служат источником вдохновения для величайших творений человеческой культуры??? А может вообще, давайте, сравним Грабового, с ваххабитами (которые объявили войну всем неверным, включая ортодоксальных мусульман и все мы, чтобы удовлетворять их требованиям, должны быть либо уничтожены, либо превращены в рабов).

И чего это Грабового не сравнили с Чикатиллой (в ответ на мой комментарий в блоге «антисекта» написали именно это)…

Полно так ли уж неразличима человеческая масса?

Наверное, все-таки очевидно, что многие религиозные движения находятся на разных этапах своего развития и нельзя считать всех последователей новых движений безумцами. Истина находится где-то посередине.

В случае с Грабовым уже сама по себе удивляет жесткость постулируемой связи, что все «больные на голову» и с психическими недостатками идут к нему.

А в церковь кто же идет?

Для того, чтобы быть объективной привожу цитату с сайта Православие и мир (Федорова Т. «Когда православными быть легче, чем человеком// Православие и мир 24.12.2008 года): «Не редко оказывается, что погруженному в церковную жизнь «стать просто нормальным человеком – порядочным, трезвомыслящим, нравственным» достаточно трудно».

Или еще, с сайта Киевская Русь: «…был добрый, хороший человек, сострадательный и делавший много доброго людям; обратился к Богу, курить бросил, не ест ничего, молится сутками – но стал совершенно непереносим для ближних: злым, нетерпимым, безапелляционным, затворил свое сердце от людей, никому не помогает – де, «добро падшего естества»… Увещевать такого – бесполезно: в ответ услышишь, что главное – «спасаться», то есть вести аскетическую жизнь; а все, что этому мешает, нужно отсечь, ибо так пишут Святые Отцы…»

Но совершенно неверно было бы утверждать, на основании этих цитат, что церковные люди инертны и пассивны по своей природе, в полном смысле инфантильны, асоциально настроены или равнодушны к человеческим проблемам.

Ну, и, наверное, нельзя считать последователей всех новых религиозных движений безумцами.

Обычно НРД (новые религиозные движения) и не затрагивают основ российского общества, государственности, культуры, массового сознания. Как правило, развиваются вдали от «традиционной духовности» и большинство людей в обществе их и не замечают.

Поэтому, может быть, все-таки именно потребность в культурных преобразованиях должна рождаться внутри общества (имеем ввиду слова о. Андрея Кураева о введение в школах нового предмета), а не публичное причинение боли Грабовому?

Что касается Грабового. То его в рамках этой передачи «казнят», как кого-то самого страшного преступника, на совести которого два и более убийств (не знаю даже с чем сравнить, наверное, только с детоубийцами или террористами), но при этом присутствующие на передаче не имеют развернутых доказательств вообще его вины:

- в Беслане не был (на передаче прозвучало комканное выступление одной из матерей организации «Голос Беслана», говорившей про чувства матерей, но не про то, что она или кто-то из ее знакомых давал Грабовому деньги, но для объективности, на мой взгляд, надо было пригласить и Сусанну Дудиеву, из организации «Матери Беслана», которая выступает во всех СМИ, что Григорий Грабовой в Беслане не был, денег не брал);
– с потерпевших, проходящих в деле тоже денег сам не брал;
– но а, что у него «за неустановленные лица» в деле получается, что как раз сам Григорий Петрович вообще не в теме.

Так не пора ли все-таки остановиться и задуматься… Хотелось бы верить, что мы все-таки живем в гражданском обществе и с демократическим режимом.

Живой Журнал